Айвенго

Эпоха средневековья, описываемая в романе Вальтера Скотта «Айвенго», для английской истории, пожалуй, является одной из самых интересных с точки зрения стороннего наблюдателя. «Вояж» короля Ричарда на Святую Землю закончился пленением Львиного Сердца, в то время как хитроумный принц Джон, стравливая норманнов и саксов, пытается прибрать корону к своим рукам. Междоусобные воины чередуются с хмельными пирушками и рыцарскими турнирами, где доблестные воины показывают чудеса ратного искусства, заставляя замирать девичьи сердца и вдохновляя трубадуров на новые сочинения. А между тем в густых чащах скрываются разбойничьи шайки под предводительством легендарного лучника Робина Гуда.

Опираясь на исторические факты, Скотт создал многогранное и насыщенное событиями произведение, браться за экранизацию которого стоит лишь в том случае, если под рукой имеется надёжный финансовый источник, а хронометраж картины не будет ограничиваться относительно жалкими двумя с половиной часами. В противном случае велик риск получить бутафорский продукт, где невооруженным глазом будут видны расхождения с оригиналом. Вальтер Скотт, с присущей ему скрупулезностью, описывает каждую мелочь, будь то наряд богатого еврея или внутренняя обстановка монашеской кельи, позволяя читателю полностью погрузиться в атмосферу того времени. Немало времени автор уделяет и раскрытию образов персонажей, коих у английского мастера пера набралось изрядное количество. Фильм же, чей скудный бюджет подтверждается каждым вторым кадром, не выполняет ни того ни другого. Подобно водолазу, исследующему морское дно, но имеющего на это ограниченный запас воздуха, режиссер пытается отобразить все основные события, происходящие в книге, но делает это слишком поспешно, неумело, порою балансируя на грани абсурда.

В режиссёрском варианте Дугласа Камфилда рыцарь Лишённый Наследства предстаёт типичным блондином-позёром, напрочь лишённым харизмы, да к тому же ещё и заявившимся на турнир в гордом одиночестве (оруженосца Гурта сожрал жёсткий хронометраж). С антагонистами дело обстоит получше. Можно закрыть глаза на то, что вместо пяти полноценных зачинщиков, честь норманнов защищают лишь три «богатыря»: Бриан де Буагильбер, Фрон де Беф и, непонятно что здесь забывший, Морис де Браси. Благо, что образ каждого из них получился в меру притягательным и достаточно правдивым. Но едва заканчивают греметь трубы, возвещающие о начале соревнований, как тень разочарования вновь ложится над ристалищем, ибо от предложенного зрелища за версту веет ненужным пафосом. Забыв о канонах, авторы превращают Айвенго в эдакого супермена, легко расправляющегося со своими врагами. В оригинале же, Уилфред сумел выбить из седла лишь двоих противников, в то время как остальные проиграли исключительно по техническим причинам. Однако куда больше расстраивает обедневшая во всех смыслах массовка. От завораживающего зрелища, описываемого в книге, не осталось и следа. Вместо удалых воинов, закованных в сверкающие доспехи и лихо скачущих на благородных рысаках, мы наблюдаем ряженых абы как увальней, с горем пополам наносящих детские удары своим противникам, — актёров даже фехтовать не научили как следует.

Особенностью книжного «Айвенго» являлась чётко выстроенная структура повествования. Казалось бы, не имеющие ничего общего друг с другом сюжетные линии постепенно сливались, образуя цельное и логически оправданное повествование. Так, Робин Гуд, утеревший на турнире нос королевским лучникам, немного погодя знакомится через монаха Тука с другим героем турнира — таинственным Чёрным рыцарем, после чего оба обнаруживают пользу от сложившегося симбиоза. Тогда как в фильме Гуд выступает полуэпизодическим персонажем, а Чёрный рыцарь, от таинственности которого не остаётся и следа, вводится в «игру» довольно буднично. В свою очередь, смазанное знакомство этих персонажей сильно влияет на восприятие сюжета, притягивая за уши решение йоменов штурмовать бастионы Фрон де Бефа.

Козырем в рукаве должна была стать романтическая линия Уилфред-Ровена, но в силу явного непрофессионализма обоих актеров, она потеряла весь блеск. Особенно контрастно натужные ужимки белокурой леди выглядели на фоне Оливии Хасси, сыгравшей роль Ревекки. Опытная актриса довольно-таки натурально сумела передать спектр эмоций, бушевавших в душе прекрасной еврейки. Наиболее ярко это проявилось в финале картины, когда пленённая красавица с неподдельным чувством тревоги наблюдала за схваткой Айвенго и ненавистного ей храмовника. К слову, финальный поединок в угоду зрителю был выполнен в лучших традициях американского кино, где измочаленный герой всё-таки находит в себе силы и даёт прикурить главному злодею.

Бросая взгляд на постановочную убогость кинокартины и видя явные сценарные огрехи, воспринимать данную экранизацию как точное воспроизведение романа не имеет смысла. Впрочем, стоит признать, что этот «Айвенго» получился куда более точным нежели советская постановка того же года, в которой отличий от оригинала было намного больше. При этом фильм явно проигрывает первооткрывателю, снятому аж в 1952 году, но до сих пор являющимся наиболее достоверной адаптацией самого знаменитого романа писателя.

Айвенго

Advertisement

Комментариев пока нет... Будь Первым!

Оставить комментарий

 

— required *

— required *

Материал

Айвенго

написан авторами сайта, копирование и тиражирование только с разрешения администрации.